Экономика сотрудничества

Синтетический обзор экономики сотрудничества. Часть 5: Равноправное производство

Равноправное производство общих благ

Капиталистическая бизнес-активность проявляется в самых разных формах, но подчиняется общему шаблону: 1) производство товаров 2) с помощью наёмного труда 3) с целью извлечения прибыли. Напротив, новые разнообразные формы совместного производства находятся под влияением идеализированной модели распределённого производства: 1) создание потребительской стоимости 2) свободно сотрудничающими участниками 3) для создания пользы в форме общих благ.

Определение равноправности

Равноправность — форма отношений между человеческими существами, где люди могут соединяться друг с другом без разрешения и объединяться вокруг создания общих ценностей. В равноправности индивиды “обмениваются” тотально, без прямой взаимности. Несмотря на то, что равноправность задокументирована во всех культурах и на каждом этапе человеческой эволюции, доступная сегодня глобальная одноранговая инфраструктура коммуникации и кооперации значительно расширила их фокус и масштаб от сугубо локальных до глобальных. Общее благо — общедоступный ресурс, который унаследован от природы или создан человеческими существами как в нематериальных полях знаний и культуры, так и с помощью продуктивного человеческого капитала в общественной собственности. Общее благо определяется не только невладением и доступом, но и некоторой формой общего управления, позволяющего защититься от “трагедии общин”, которая может постигнуть открытые ресурсы, которым такого управления не достаёт.

Профессор Yochai Benkler так определил равноправное производство общих благ:

“творческая энергия большого числа людей, скоординированная (обычно с помощью Интернета) в большие значимые проекты, как правило без традиционной иерархической организации или финансовой компенсации.”

Необходимы две оговорки: 1) сообщества участников не обязаны быть большими, известно множество проектов малого масштаба, 2) отсуствие компенсации не обязательно, существуем много общих благ с высоким корпоративным участием, где большинство участников сообщества является сотрудниками фирм.

Таким образом равноправное производство — это процесс производства, в котором участники делают свободный вклад в общий ресурс, доступный каждому.

Axel Bruns, формулируя схожий термин “произспользования” (“produsage”), т.е. вид созидания, где производство и использования больше невозможно отделить друг от друга, выделяет 4 принципа:

  • Открытое участие, общественный контроль качества: сообщество в целом при достаточном размере и разнообразии способно создать больше пользы, чем закрытая команда производителей, не важно какой квалификации.
  • Гибкая гетерархия, ситуативная меритократия: “произспользователи” (produsers) участвуют в проектах в соответствии со своими личными навыками, интересами, знаниями и их уровень вовлечённости меняется с дальнейшим развитием проектов.
  • Незавершённые артефакты, продолжающийся процесс: в “произспользовательских” проектах каждая их часть находится в постоянной разработке и остаётся все время незавершённой — их развитие идёт итеративным эволюционным путём.
  • Общая собственность, индивидуальные вознаграждения: участники разрешают некоммерческое использование и адаптацию их интеллектуальной собственности и получают вознаграждение в виде статусного капитала, получаемого в этом процессе.

Christian Siefkes в книге “From Exchange to Contributions: Generalizing Peer Production into the Physical World” описала 4 строительных блока, необходимых для осуществления “чистого” равноправного производства:

  • Добровольное сотрудничество между равными. Равноправное производство — это когда люди целенаправленно сотрудничают для достижения общей цели. Участники самостоятельно принимают решения о том как и когда вовлекаться в процесс, никто не может никому приказывать. Кооперация стигмергична (στίγμα (стигма — знак, метка) и ἔργον (эргон — действие, работа), что означает оставление индивидами в окружающей среде меток, стимулирующих дальнейшую активность других индивидов, — прим. пер.): люди оставляют подсказки о том, что можно поделать и другие добровольно решают, следовать каким-то из них или нет.
  • Общее знание. Цифровое равноправное производство основано на рассмотрении знания как общего блага, которое можно использовать, раздавать и совершенствовать каждому. Проекты, развивающие и раздающие свободную дизайн-информацию о том, как производить, использовать, чинить и перерабатывать физические товары (часто называемые изделиями с открытым кодом), предоставляют основу для физического равноправного производства.
  • Общие ресурсы. Бесплатной информации недостаточно, нужна еще и физическая инфраструктура кооперации.
  • Распределённые, открыто доступные средства производства, преимущественно прямой доступ к компьютерам, объединённым в сети. В равноправном производстве средства производства как правило распределены среди многих людей и нет какого-то одного человека или сущности, контролирующей их использование.

В соответствии с Charles Leadbeater и его книгой “We Think”, социальные формы производства развиваются потому что они стремятся превзойти традиционные корпорации по трём критическим направлениям:

  • Как мотивировать. Корпорации обычно рассчитывают на внешнюю позитивную мотивацию, т.е. обмен работы на деньги, а другие виды мотивации становятся неясной надбавкой и редко достигаются. Сообщества равноправного производства опираются на внутреннюю позитивную самомотивацию.
  • Как координировать. Корпорации нуждаются в тяжелых и затратных вертикальных структурах управления, в то время как сообщества равноправного производства самостоятельно распределяют задачи, делают работу в целом совместимой через модульную/гранулярную инфраструктуру решения задач, а также используют рецензирование и общественную приёмку в качестве гарантов качества.
  • Как изобретать. Корпорации приватизируют изобретения, чем исключают их из общего знания. Решения в них принимают менеджеры, а не сами изобретатели. В равноправном производстве инновации могут прийти от любого участника сообщества и мгновенно доступны для дальнейшего развития.

Равноправие в данном случае необходимо понимать правильно. Оно означает что все квалифицированные люди могут сделать свой вклад, а не то, что каждый может принимать решения о процессе производства. Например, в проекте Free Software нет равных прав. Если вклады расцениваются как допустимые, их включают в проект ответственные за это привратники. Если нет — они отвергаются с соответствующими рекомендациями. Эта методология структурирована и исключительна, но меритократична. Любой вклад достаточного качества может быть принят, и, если кто-то сделает достаточно таких вкладов, те сами смогут заработать доверие, необходимое, чтобы стать привратниками.

Чистое и гибридное равноправное производство

В чистом равноправном производстве ресурсы распределяются не рынком (динамика спроса и предложения, регулируемая ценообразованием) и не централизованными решениями фирмы, но через динамику социальных отношений самих по себе. Процесс их развития основан на самостоятельном отборе задач их же разработчиками, в то время как важные решения принимаются коллективно на базе консенсуса.

В реальности такое производство существует в адаптации к существующим рыночным и институциональным структурам. Потенциально создаётся полярность между проектами, где доминируют нерыночные динамики, проектами, где рыночные и нерыночные динамики находятся в равновесии, а также проектами, где рыночная динамика преобладает. Можно назвать эти типологии равноуправляемым совместными производством, смешанным совместным производством и совместным производством ради выгоды.

Как определить, когда совместное производство ради прибыли перестаёт быть равноправным производством? Можно выделить важные индикаторы:

  • производство ориентировано на рынок, а не на пользовательскую ценность,
  • ресурсы распределяются корпорацией, а не социальной логикой сообщества,
  • участие ограничено контролирующей корпорацией,
  • корпорация контролирует общий продукт (например, определяет, что пойдет в официальную пользовательскую версию и т.п.)

Двойственная логика равноправного производства в рыночной экономике

Равноправное производство неизбежно приходит к как минимум двойной логике. Ядро проекта, где непосредственно создаётся ценность, управляется логикой совместного вклада сообщества в общий проект, то есть использует и воспроизводит социальный капитал. Ценность накапливается в форме общего блага и не может быть приватизирована без разрушения логики сообщества. Но вокруг и над общими благами создаются рыночные ценности, которые захватываются и монетизируются частными фирмами.

Сообщества могут дистанцироваться от классического предпринимательства ради прибыли и выбрать альтернативный социально-экономический подход, пожертвования, краудфандинг или госфинансирование, в то время как рыночные игроки могут выбрать закрытость и приватизацию сообщества, возвращаясь к традиционному производству товаров с помощью оплачиваемого труда. Однако, существует множество выгод, связанных с объединением социального и рыночного капиталов в различных сочетаниях.

Важно понимать, что при наличии совместимости, здесь задействованы фундаментально различные логики. С одной стороны, логика сообщества тяготеет к сохранению социальной системы, создающей пользовательскую ценность для её участников. С другой стороны, рыночные игроки остаются устремлёнными к прибыли. Однако, в отличие от традиционного производства товаров, им может не доставаться “возврата с владения” (return on ownership). Прибыли всегда происходят от сопутствующей деятельности, производимой “поверх общих благ”.

Характеристики равноправного производства

Социальная логика

  • Вне обмена: равноправное производство общих благ не про обмен. Давание и получение не привязаны друг к другу.
  • Вне ограниченности: совместное производство не соревновательно, то есть так как знаниями, кодом и разработками можно делиться, они могут использоваться, копироваться и модицифироваться кем угодно.
  • Вне товаров: так как результат производства разделяем и несоревнователен, а также отсутствует трение между спросом и предложением, производятся не обменные ценности напрямую, а пользовательская ценность.
  • Вне денег: деньги — это только один из возможных факторов мотивации для участников, многие другие мотивации становятся продуктивными факторами.
  • Вне собственности: равноправное производство использует лицензии чтобы сделать вклады доступными всем возможным пользователям, создавая новую форму универсальной общей собственности. Это означает отсутствие прямых выгод от владения собственностью.
  • Вне труда: в следствие разнообразия мотиваций и производства для удовлетворения потребностей и использования, равноправное производство не отмечено работой за заработок.
  • Вне классов: не важно, сделан ли вклад в общее благо путём оплачиваемого труда или нет. Традиционное деление на труд и управление и контроль фирмой отходят на второй план. Новые меритократические и ситуативные иерархии заменяют их.
  • Вне исключений: системы совместного производства разработаны чтобы включать как можно больше участников, обеспечивая как можно меньшие барьеры участия.

Инновационные аспекты практики

Равноправное производство привносит множество различных фундаментальных инноваций, который разительно отличаются от традиционных бизнес-практик. Вот некоторые из них, данные в контрасте с практиками рынка и коммерческих фирм:

  • Оценка не по одёжке: равноправное производство инклюзивно. Что имеет значение, так это возможность справиться с конкретной задачей, а не какие-либо формальные статусы. (≠ оценка по дипломам)
  • Против соперничества: ценность товара не уменьшается в процессе его разделения с окружающими, скорее увеличивается. (≠ дефицитность)
  • Общественная валидация: контроль качества не является априорным условием участия, но представляет собой апостериорный процесс контроля, как правило силами сообщества. (≠ иехархический контроль)
  • Распределение задач: отсутствуют роли и работы, которые необходимо исполнять, необходимо только выполнение конкретных задач. (≠ разделение труда)
  • Эквипотенциальность: люди оцениваются по конкретным аспектам их существа, вовлечённого в реализацию конкретной задачи. (≠ иерархия людей)
  • Для пользы: производство нацелено на создание пользовательской ценности или пользы для сообщества его участников, а не прибыли для акционеров. (≠ для прибыли)
  • Ветвление: свобода копирования и модификации включает возможность использования проекта в новых направлениях. (≠ одна авторизованная версия)
  • Гранулярность: относится к усилиям создать по возможности наименьшие модули, позволяющие, насколько это возможно, снизить барьер для участия в решении задач.
  • Холоптицизм — открытость всего всем: прозрачность — исходное состояние информации о проекте. Все дополнения можно увидеть, проверить и изучить в исходнике. (≠ паноптизм — всеподнадзорность)
  • Модульность: задачи, товары и услуги организованы в модули, которые подходят к другим как кусочки паззла, который постоянно пересобирается. Каждый может внести свой вклад в любой из модулей.
  • Договорная координация: конфликты разрешаются путём постоянно продолжающегося опосредованного диалога, а не плоскими решениями сверху вниз. (≠ централизованное и иерархическое принятие решений)
  • Допуск не требуется: никто не нуждается в разрешении для осуществления вклада в общее благо. (≠ культура разрешений)
  • Стигмергия: существует сигнальный язык, позволяющий системе оповещать о своих нуждах и находить соответствующих участников для их восполнения.

Условия для возникновения равноправного производства

В соответствии с Yochai Benkler и его трудом “The Wealth of Networks”, становление равноправного производства непосредственно связано со снижением транзакционных, коммуникационных и координационных издержек благодаря развитию технологии. Это снижение требований к капитальным вложениям в производство информации

  1. снижает ценность закрытых стратегий и делает публичную открытую информацию более важной,
  2. вдохновляет больший диапазон мотиваций к созиданию, низводя спрос и предложение из главного мотиватора до лишь одного из многих,
  3. допускает широкомасштабные кооперативные усилия по производству информации, которые были невозможны ранее, от программ с открытым исходным кодом до поисковых движков и от энциклопедий до массовых многопользовательских онлайн-игр.

Clay Shirky разъясняет важность барьеров транзакционных издержек (как резюмирует Felix Stalder) в контексте “потолка” и “пола” Коуза, т.е. деятельности мельче и крупнее масштаба, подходящего традиционной фирме.

Существуют пределы масштаба, на котором могут действовать конкретные формы организаций. С самого момента публикации основополагающей статьи Роланда Коуза “Природа фирмы” в 1937 году, экономисты и теоретики организации анализировали так называемый “потолок Коуза”. Он определяет максимальный размер организации, до которого она может дорасти прежде чем издержки управления её внутренней сложностью не превысят выгоды, получаемые от увеличения её размеров. На этом этапе становится более эффективным получение ресурсов извне (например, покупка), чем внутреннее их производство. Это связано с относительными транзакционными издержками, создаваемыми каждым из способов получения того или иного ресурса. Если эти издержки в целом снижаются (например, в следствие появления новых коммуникационных технологий и техник управления) происходят две вещи. С одной стороны, “потолок” поднимается, то есть крупные фирмы могут расти до еще больших размеров не теряя своей эффективности. С другой стороны, малые фирмы становятся более конкурентными, так как получают возможность справиться с трудностями работы на более крупных рынках. Это снижение транзакционных издержек — ключевой элемент в организационных трансформациях последних трёх десятилетий, создающих среду, где крупные глобальные игроки и относительно небольшие компании могут конкурировать на глобальных рынках. Конечно, незначительное снижение еще не может повлиять на базовую структуру производства, организованного в форме фирм и рынков.

В 2002 году Yochai Benkler был первым, кто заявил, что производство более не привязано к старой дихотомии фирм и рынков. Теперь проявился третий способ производства, который он назвал “равноправное производство общих благ”. Здесь центральным способом координации является не командование (как внутри фирмы), не цена (как на рынке), но самоназначаемые добровольные вклады в общий пул ресурсов. Этот новый способ производства опирается на резкое снижение транзакционных издержек, ставшее возможным благодаря Интернету. Shirky разрабатывает эту идею в ином направлении, вводя концепцию “пола Коуза”.”

Как пишет Shirky, организованные усилия ниже этого “пола”

“ценны для кого-то, но слишком дороги для институционального подхода, так как базовые и непокрываемые издержки существования самого института выходят на первый план, делая эту деятельность не стоящей реализации. До недавних пор жизнь под этим “полом” была неизменно мелкомасштабной, так как увеличение масштабов требовало строительства организации, что было непозволительно дорого. Теперь даже крупномасштабные групповые усилия более не зависят от существования формальной организации с руководством.”

В заключение, равноправное производство может привнести к определённым эффектам в двух разных масштабах:

  1. проекты, слишком малые для реализации фирмами, могут инициироваться совместными производственными усилиями с минимальным капиталом или вообще без доступа к нему,
  2. крупномасштабные проекты не сталкиваются с “потолком Коуза” так как производство организовано не в виде единой контрольно-управленческой иерархии, но в виде глобальной координации и сонастройки множества личных и групповых усилий, которым необходимо управляться только со своими собственными модулями.

Benkler и Nissenbaum выделяют три необходимых требования для осуществления равноправного производства:

  1. Задачи должны быть модульными. Это значит, что они должны поддаваться делению на компоненты или модули, каждый их которых может быть произведён независимо от производства остальных. Это ползволяет производству быть поступательным и асинхронным, объединяя усилия разных людей, с разными возможностями, доступными в разное время.
  2. Для обеспечения процесса успешного объединения усилий сравнительно большого количества участников, модули должны быть преимущественно небольшими. Это позволяет проекту захватывать вклады множества участников, чьей мотивации недостаточно для того, чтобы предпринять что-то большее, чем небольшие усилия в сторону проекта.
  3. Успешное предприятие равноправного производства должно иметь недорогой механизм интеграции, включающий контроль качества модулей и механизм включения вкладов в итоговый продукт, в то же время защищающий себя от некомпетентных участников и вредителей.

Фокус и ограничения равноправного производства

Существует общий консенсус о том, что мотивации личностей и сообществ работать над решениями задач не всегда подходят для создания продуктов для конечных пользователей, так как производство не направляется продажами. Это определяет важность роли компаний на последнем отрезке формирования потребительской ценности. Однако проявление сообществ открытого дизайна показывает другой, более дружественный к пользователю подход, развивающийся среди хакерских культур.

Основываясь общей на идее что всё, что должно быть сделано, также должно быть сначала разработано, можно утверждать, что в действительности не существует абсолютных барьеров в проявлении общих распределённых инноваций в любом из секторов экономики. Однако, скорее всего они будут проникать в обычную экономику неравномерно.

Культурное и социальное проникновение равноправного производства в общество

Michel Bauwens создал круговую ментальную карту и пирамиду “Открытое всё”, где продемонстрировал петлю обратной связи, через которую открытые практики продолжают распространяться и усваиваться в обществе. Этот цикл воспроизводства и роста открытости выражается в 8 аспектах:

  1. Этап “Аспекты открытости” выделяет культурные и социальные изменения в ценностных системах, которые произошли в области таких ценностей как открытость, разделение, участие, прозрачность, автономность, самодозволение, ведущих к новым стилям поведения, включающим эти ценности. Все они выражают новые общественные ожидания, а также являются ключевыми ингредиентами в распределённом производстве общих благ.
  2. Этап “Факторы содействия открытости” отмечает то, что эти аспекты или фундаментальные характеристики открытости затем встраиваются в факторы содействия или “гаранты”, то есть общественные договоры, определяющие и создающие сообщества. Прежде всего это определения открытости — общественные договоры, определяющие минимальные условия для распознавания открытости. В последствии они встраиваются в открытые коды, открытые лицензии и открытые стандарты. То же происходит и с базовыми условиями, такими как открытый доступ и открытые данные.
  3. Этап “Инфраструктуры открытости” показывает, что мы развиваем инфраструктуры, в которых эти элементы уже встроены. Это значит, что мы нуждаемся в платформах, как виртуальных, так и реальных, которые позволят нам производить открытым способом: открытые технические платформы для сотрудничества, открытые места для встреч и собраний, открытые информационные ресурсы и коммуникационная инфраструктура, открытое и бесплатное программное обеспечение, знания и научиные данные, а также возможность жить в открытых и бесплатных деревнях и городских пространствах, соединяющих локальное производство с глобальными сообществами открытого дизайна. Эти новые инфраструктуры включают указанные ценности в материальную реальность, способствуя или даже принуждая к определённому поведению, меняя даже тех пользователей, которые изначально не разделяли эти ценностные предпосылки.
  4. Этап “Открытые практики” показывает что эти новые платформы и инфраструктуры дают возможность проявиться новым типам общей практики, включая новые концепции о жизни, работе, обществе и о самом человеке.
  5. Этап “Открытые сферы практики” показывает, что эти практики развиваются в определенных сферах, давая нам открытую науку, открытое образование и иные конкретные проявления идеалов открытости.
  6. Следующий этап выявляет как эти практики материализуются в конкретные “Открытые продукты”, находящие множество пользователей, постепенно меняя их в процессе взаимодействия. Это действительные “общественные артефакты”, например сервер Apache или операционная система Linux и т.д.. Все вышеописанные этапы составляют циклический процесс, ведущий к новым итерациям в определении открытых характеристик. Использование новых артефактов в свою очередь создаёт новые слои игроков, вносящих свой вклад в культурные и ценностные перемены первых этапов цикла.
  7. Это включает проявление реальных культурных, социальных и политических общественных движений, которые описываются на этапе “Открытые движения”. Эти новые социальные движения, особенно сосредоточенные на увеличении открытости, также решают проблему социальной уверенности в отношении этого сдвига, усиливая и увеличивая число людей, которые рассматривают это как новый образ жизни, этический идеал и свою основную социальную практику. Они осознанно работают над созданием открытых распределённых инфраструктур во всех сферах жизни, взаимосвязывая инициативы в глобальных сетях обмена опытом. В качестве примера можно поразмышлять о движении за открытый доступ к образовательным материалам, Пиратской партии Швеции и Германии, Открытом культурном форуме и многих других схожих движениях.

В заключение все эти перемены порождают дальнейшие итерации развития “Открытого сознания”. Более того, все усилия, предпринимаемые на предыдущих этапах меняют нашу субъективность и то, как мы соотносим себя друг с другом, запуская новые итерации этого Открытого цикла.

Меню